Канат Букежанов

Почему тишина?


Почему тишина?


Гилька вышел после обеда послоняться по двору. После того как они сняли дом в деревне, Гилька восстал против послеобеденного тихого часа и добился временной свободы. Надо было решать, что сейчас делать с этой свободой. Можно было покидать в забор дротики. Папа сделал из заточенных гвоздей отличные дротики и разрешил Гильке пользоваться. Но кидать строго в забор! Вот что значит жить в деревне! Разве разрешили бы Гильке в городе ходить с дротиками? То-то и оно! Это было выражение соседского дяди Гоши. Дядя Гоша разговаривал важно и всегда заканчивал этим «то-то и оно!» Гильке это очень нравилось – сразу видно, что дядя Гоша не просто важный, а очень опытный и всё на свете знает. Сам того не замечая, Гилька тоже начал подкреплять свой разговор солидным «то-то и оно»...

Немного походив по двору и осмотревшись, Гилька встал на бревно и заглянул в соседний двор. Надо же, какая удача! Дядя Гоша сидел на скамейке возле огорода и смолил папироску.

- Дядя Гоша! – крикнул Гилька. – Можно с вами посидеть?

- Ну давай, лезь сюда, коли не шутишь... – сказал дядя Гоша.

Гилька обрадовался. Он уже знал, где дощечка в заборе раздвигалась и получалась потайная дверь. Даже тётя Дуся так ходила к ним, когда приносила парное молоко. Только непонятно, при чём здесь шутки, когда Гилька спрашивал серьёзно. Он же не сказал: «Дядя Гоша, можно с вами посидеть понарошку?»

Устроившись рядом с дядей Гошей, Гилька помолчал для солидности, а потом сказал:

- Да... тишина!

- То-то и оно! – согласился дядя Гоша. Гилька это понял как приглашение поговорить. А говорить Гилька любил. И он сказал:

- А почему тишина?

- Какая тишина?

- Вовсе нет никакой тишины! Петухи кричат, цыплята пищат, куры шумят, коровы мычат...

- Ну?

- А мама говорит: «Господи, какая тишина!»

- Ну?

- А собаки? Они же всё время лают, даже ночью!

- Да уж, брешут без умолка!

- Кто?!

- Как кто? Известно, собаки...

- Но ведь брешут это значит врут? Что, собаки врут?!

- Да уж известно... Правды от них не дождёшься...

- От кого? От собак?

- Так от кого ещё?

- Зачем?

- Ты шёл бы, малец, погулял, что ли, а то мне некогда...

- А что вы делаете?

- Известно что, думаю...

- А что вы думаете?

- Известно что, разное...

- И что, трудно?

- Конечно трудно! Думаешь, легко?..

- Труднее, чем воды принести... два ведра?

- Конечно труднее...

- Труднее, чем огород вскопать?

- Конечно труднее...

- Труднее… труднее… чем дом построить?!

- Думать, брат мой, всегда труднее...

- А как вы стали таким умным?

- А вот будет у тебя жена, как баба Дуся, станешь тогда самым умным...

- Умнее, чем президент?

- А ты думал? Бабы Дуси, брат, на улице не валяются...

- Чего это вы тут расселись? – Баба Дуся держалась за поясницу и, кажется, на что- то сердилась.

- Мы про вас говорили!

- Ну?!

- Что из-за вас все умные становятся!

- Да что ты? Неужто мой хрыч себя в умники записал?

- Чего это я хрыч-то?

- А чего ты внучку голову дуришь? Пошёл бы уже огород вскопал! Третий день прошу!

- На минутку же присел!

- Если те минутки сосчитать, скамеек не хватит!

- Почему вы на него ругаетесь? Он самый умный! Умнее президента!

- Был бы умнее президента, жили бы как люди! Президент-то, наверное, уже свой огород вскопал, печку подмазал, зимы не дожидаясь, забор подновил!

- А ты, брат, говоришь тишина! Откуда ей, тишине-то, взяться?! Тьфу!!! – Дядя Гоша встал и возмущённо потряс пальцем. Тётя Дуся тоже сказала «тьфу» и пошла к дому.

- Иди, иди, малец, поиграй! – посмотрев ей вслед, сказал Гильке дядя Гоша. – Сам видишь, некогда мне с тобой лясы точить!

- Что точить? – попробовал было переспросить Гилька, но увидев хмурое лицо дяди Гоши, понял, что разговор окончен. – «Спрошу у мамы», – подумал он и через раздвижную доску полез обратно на свой двор.

- Мама, – спросил он позже за полдником, – что такое лясы точить?

- Кто это тебе сказал?

- Дядя Гоша. Он сказал, что ему некогда со мной лясы точить.

- Опять ты приставал к человеку со своими глупостями! – сказала мама строго. И, выходя из комнаты, бросила на ходу: – Все разговоры потом, а то у меня тесто подошло...

Взрослый мир наполнен непонятными словами: собаки брешут, лясы точатся, а тесто почему-то подходит... Конечно, Гилька знал, что так говорят, когда тесто разбухло и уже не помещается в кастрюле, но почему подошло? У него же нету ног! «Спрошу, когда папа проснётся», – решил Гилька. Папа, в отличие от него, на отдыхе стал устраивать себе очень долгий тихий час. «Надо немножко поразмышлять», – говорил он и размышлял почти до ужина. Это он называл иностранным словом «сиеста».






Вилка


Всё началось в гостях у дяди Муки.

- Всё-таки заразили моего парня морской болезнью! – сказал Гилькин папа.

В тот день папа, мама и Гилька пошли в гости к дяде Мукасу. Это лучший друг папы. Гилька с малых лет называл его «дядя Мука». Чего только не было в его доме! Африканские маски на стенах, макеты кораблей на полках!

Когда Гилька, стоя на стуле, рассматривал кораблик, то увидел рядом что-то блестящее. Встав на цыпочки, Гилька вытащил это что-то.

Оказалось, вилка. Но какая чудесная это была вилка! Рукоятку венчала фигурка бородатого человека в смешной шапочке с помпоном. Ещё на рукоятке был вырезан красивый якорь.

- Что это? – Гилька спрыгнув со стула подбежал к дяде Муке.

- Это, Гилька, старинная вилка. Кажется, голландская...

- А что это за человечек? Гном?

- Зачем? Это моряк!

- У моряков, дядя Мука, бескозырки с ленточкой, – сказал Гилька. – А у этого шапочка с помпоном!

- Видишь ли, Гилька, – улыбнулся дядя Мука, – некоторые иностранные моряки носят именно такие шапки. У них форма такая.

Весь вечер Гилька вертел в руках вилку с моряком, а когда настала пора идти домой, не захотел отдавать.

- Гилька, положи вещь откуда взял! – нахмурилась мама.

- Ну зачем ты так, Соня, – протянул дядя Мука. – Пусть возьмёт, я её дарю.

- Она, наверное, серебряная и дорогая!

- Пусть пацан порадуется! Будет у него теперь морская вилка.

Морская вилка!

- Разве бывают морские вилки? – спросил Гилька.

- Конечно! Эта вилка, наверное, принадлежала моряку. Правда, ложки к ней в пару не хватает. Ложка, брат, очень важная штука!

- Почему очень важная? – удивился Гилька.

- Разве ты не знаешь? – засмеялся дядя Мука. – Главное оружие солдата – ложка!

- Почему?

- Потому что, если солдат сыт, его никто не победит...

- А у моряков главное оружие вилка! – сказал Гилька.

- Почему? – удивился дядя Мука.

- Потому что на море всё качается и они должны еду вилкой цеплять!

- А суп как они цепляют? – усмехнулся дядя Мука.

- А суп они вовсе не едят, потому что он на море расплёскивается. Поэтому они всё едят всухомятку!

Гилька сам обрадовался этому открытию. Мама вечно пичкала его всякими жидкостями: то супом, то чаем, то соком. И говорила: «Не ешь всухомятку!» Хотя сок Гилька любил и против него не возражал.

«Интересно, пьют ли сок моряки? Конечно, пьют! – решил Гилька. – Только они пьют бутылочный и прямо из горлышка». Это тоже было здорово! Ведь мама всё время говорила ему: «Не пей из горлышка, это неприлично!»

- Ну, всухомятку ты у меня питаться не будешь, и из горлышка пить я тебе тоже не позволю, – сказала мама, когда Гилька поделился с нею мыслями о жизни моряков.

Что поделаешь, если твой корабль называется «Двадцать вторая квартира», а капитан в нём – мама!

Приехав домой, Гилька захотел носить свою морскую вилку в ножнах, на поясе. Раз это главное оружие моряка! И попросил маму сшить ему такие ножны.

- Ещё чего! – возмутилась мама. – Где это видано, чтобы кто-то вилку на поясе носил? Упадёшь, а она тебе в живот воткнётся! И вообще, перестань носиться с этой вилкой! Положи её куда-нибудь.

Когда Гилька попросил сделать ножны папу, тот расхохотался.

- Страшное оружие – вилка! Один удар – четыре дырки! И потом, моряки носят с собой не вилки, а кортики... Кортик – главное оружие моряка!

- А что это такое? – спросил Гилька.

- Это, брат, такой морской кинжал, – сказал папа.

- А можно мне такой купить на день рожденья? – попросил Гилька.

- Видишь ли, сынок, его нигде не купишь. Его выдают только морякам как оружие. Вот станешь моряком, тогда тоже будешь носить кортик.

Гилька загрустил. Когда это будет! Все говорят: вот вырастешь, тогда всё будет можно – и есть всухомятку, и гулять допоздна, и кортики носить... А он никак не растёт... Чёрточка на дверном косяке, где отмечали Гилькин рост, за последние два месяца ничуточки не сдвинулась вверх.

И ещё Гильке стало до слёз обидно за свою морскую вилку, когда стало понятно, что вилка не главное оружие моряка.

- Ну, что нос повесил? – сказал папа, заметив Гилькино огорчение. – А давай мы тебе устроим настоящий морской рундук?

- Что такое рундук? – спросил Гилька.

- Это, брат, такой морской сундучок, где хранятся главные морские вещи.

- И вилка?

- Конечно! Как же моряку без вилки?

Папа снял с полки деревянную коробку. Гилька замер: неужели подарит?

Это была очень большая деревянная коробка из-под какого-то иностранного вина. На крышке её было нарисовано сражение двух парусных кораблей. Гилька всегда любовался картинкой. А под картинкой была иностранная надпись. Когда-то Гилька попросил прочитать ему эту надпись и папа прочёл что-то вроде «Чивас Ригал». С тех пор Гилька думал, что один корабль называется «Чивас», а другой «Ригал».

- Вот это будет твой морской рундук! Согласен? – спросил папа, высыпая свои вещи из коробки на стол. Гилька только кивнул, потому что в горле у него почему-то пересохло. – Ну, началась у парня морская болезнь!

Теперь у Гильки был свой сундучок для разных секретных и важных вещей. Мама дала остаток отреза от чёрного бархата, из которого было сшито её вечернее платье. Гилька застелил бархатом дно коробки и положил туда для начала: серебряную морскую вилку, альбомчик с вкладышами от жвачек «Турбо» и любимого оловянного солдатика на лошади. А когда, полюбовавшись своими вещами, закрывал рундук, на его крышке два боевых морских корабля, «Чивас» и «Ригал», обменивались пушечными выстрелами. Сверкал огонь, и летели ядра...






Иллюстрации Гани Баянова

Электронные пампасы © 2000-
Яндекс.Метрика