УТРЕННИЙ СПЕКТАКЛЬ

 

Ксения Драгунская
Тайна пропавшего снега
Новогодние безобразия
с хорошим концом

Тайна пропавшего снега
В поисках пропавшего снега участвуют:

А й, девочка-сыщик.

Л ю б л ю к о ш е к, добрый и учёный, в пальто и с хвостом.

Ё л к а, косая, кривая, но мечтает стать красавицей.

Д е д  М о р о з, простуженный занудный дядька.

З а м о р с к и й  п р и н ц, отважный воин, красавец и жених.

Р ж а в о е  Ч у д о в и щ е, такое страшное, что не появляется, а только голос подаёт.

В финальных плясках могут участвовать освобождённые кошки и лягушки, снежинки-пушинки и прочая симпатичная мелкота.


П е р в о е  д е й с т в и е

Первая сцена

Появляется девочка Ай – сыщица, изобретательница и естествоиспытательница. Она выбегает на сцену впопыхах, но крадучись, словно боясь, что её остановят, помешают ей. Ай катит тележку с мороженым. Кроме тележки, Ай нагружена вентилятором солидных размеров и здоровенным венчиком для сбивания яиц. 

Ни слова не говоря, очень сосредоточенно, Ай присоединяет венчик к вентилятору, открывает тележку, опускает туда венчик и врубает всю эту конструкцию в сеть. Звук вертолёта. Вентилятор бешено вращается. Ай не сводит глаз со своего изобретения. 

Взрыв!..

Тележка с мороженым разваливается на куски, в воздухе кружатся клочки разноцветных фантиков от мороженого, бедная Ай отряхивается от чего-то белого и липкого.

Приближается звук милицейской сирены.   

Ай убегает, прихватив вентилятор.


Вторая сцена

Моросит дождик. Под большим чёрным зонтиком прогуливается Люблюкошек – пожилой господин в шляпе и пенсне. Из-под старомодного пальто виднеется пушистый кошачий хвост.

Появляется Ёлка – долговязое, тощее, перекошенное создание, дурнушка такая. Она под светлым летним зонтиком с кружевами. В руке у неё старомодный ридикюльчик.

Ё л к а. Здравствуй, Люблюкошек. Как поживаешь?

Л ю б л ю к о ш е к. Совсем никак не поживаю. Да и как можно поживать в такую погоду? Её и погодой-то не назовёшь. Так, какая-то мокрая кислая сикось-накось. Вот раньше была погода – это да!..

Ё л к а. Люблюкошек! Как я выгляжу?

Л ю б л ю к о ш е к. Замечательно!

Ё л к а. Нет, ты скажи честно!

Л ю б л ю к о ш е к. Просто чудесно. А то что ты немножко перекособоченная и облезлая, это совсем не страшно. Это даже здорово.

Ёлка достаёт из ридикюльчика зеркальце. Долго рассматривает себя и прихорашивается .

Ё л к а. Люблюкошек! Я получила письмо!

Л ю б л ю к о ш е к. От кого?

Ё л к а. От Абрикоса. Помнишь, я тебе рассказывала, что у меня есть друг Абрикос, он живёт далеко на юге, у самого Чёрного моря. Вот послушай, что он мне пишет…

Л ю б л ю к о ш е к. Чужие письма? Наверное, там много личного?

Ё л к а. Нет, послушай! «Здравствуй, Ёлка! С горячим южным приветом к тебе – Абрикос. Как у вас там? А у нас тут – хорошо! Купальщики и загоральщики уже разъехались, потому что лето и осень кончились, но ещё совсем тепло, и люди моего сада часто пьют чай с вареньем, печеньем и удовольствием прямо в саду за столом, под моими ветками… Вчера я заглянул в окно дома и увидел, что дети достали коробки с новогодними украшениями…» Ну, дальше неинтересно… «Передай привет вашему морю от нашего, ответ пришли с перелётными птицами, твой Абрикос».

Л ю б л ю к о ш е к. Какое чудесное письмо! А ты не рада? Что ты такая унылая?

Ё л к а (обиженно и сварливо). Но ведь он просит, чтобы я прислала ему своё фото!

Л ю б л ю к о ш е к. Давай я тебя сфотографирую.

(Вообще, хорошо бы Люблюкошеку, как фокуснику, доставать нужные предметы неизвестно откуда. Старинный трёхногий фотоаппарат, подзорную трубу, всё что угодно.)

Ё л к а (ещё сварливей). Но ведь он думает, то есть, вернее, он так прямо и пишет: «Теперь у вас, наверное, уже зима, и вы все, ёлки, стали настоящими новогодними красавицами, на ваших стройных пушистых ветках лежит сверкающий белый снег, а уж ты, моя милая Ёлка – конечно же, самая главная красавица»… (Ёлка рыдает басом.)

Л ю б л ю к о ш е к. Ну не плачь, не плачь, пожалуйста. Ты же не виновата, что в нашем городе уже давно на Новый год не бывает снега. И вообще никогда никакой погоды не бывает – только одна кислая мокрая сикось-накось.

Ё л к а. Люблюкошек, посмотри, пожалуйста, не идёт ли снег?

В руках у Люблюкошека оказывается подзорная труба. Он долго смотрит в небо. Ёлка тоже смотрит в небо.

На самокатике лихо въезжает Ай. В руке у неё – длинный шланг от пылесоса, со щёткой на палке. Выкатывается и пылесос на колёсиках, с приделанными крыльями. (Все снегодуйные конструкции должны быть максимально нелепыми, навороченными.) Ай открывает крышку пылесоса, сыпет стиральный порошок, вываливает несколько пачек мороженого. Включает пылесос. Угрожающее гудение. Ай залезает на стремянку, направляет шланг со щёткой прямо в небо.

Ёлка и Люблюкошек замечают Ай, а девочка замечает их. Чуть не грохнувшись со стремянки, она выключает пылесос.

Ё л к а. Девочка? Вы что тут делаете?

А й. Ничего особенного, так просто, вот небо пропылесосить решила, а то что оно тут стоит, то есть висит, серое такое, непылешошенное… А вы кто?

Ё л к а (кокетничает). Не узнаёшь?

А й. Вы – большая, худая, немножко лысая… кривая… Кактусиха?

Ёлка покачивается, схватившись за сердце.

Л ю б л ю к о ш е к. Она – Ёлка, просто неудачно причесалась. Радикулит к тому же замучил. Это всё потому что погода плохая. А вы кто?

А й. Я – Ай. Меня так зовут. Назвали.

Ё л к а. Ай? Не бывает таких девочек! Девочки бывают – Ани, Лизы, Катерины, Юли и Даши. Ну в крайнем случае – Яздундокты.

Л ю б л ю к о ш е к (разглядывает Ай через пенсне). Погоди, Ёлка. Вы – Ай? Та самая знаменитая девочка, про которую пишут в газетах?

В руках у Люблюкошека оказывается газета.

Л ю б л ю к о ш е к. «Чрезвычайное происшествие в английской школе номер тридцать. Вчера в большой и светлой школе номер тридцать произошло ужасное и страшное. Притворившись дежурной, поливающей цветочки, ученица пятого класса Ай Эм проникла в лабораторию кабинета химии. После чего в школе прогремел взрыв. От этого взрыва улетел в неизвестном направлении парик с головы учителя математики, стала заикаться учительница истории, а из живого уголка сбежали крокодилёнок и дорогостоящая морская свинка. Милиция ведёт розыск пропавших». Так, ну дальше тут… «Банда злоумышленников угнала тележку с мороженым…»

А й. А что мне делать-то было? Мне просто очень, очень хочется, чтобы был снег. А его всё нет и нет! Новый год уже скоро, а какой Новый год без снега?

Ё л к а. Уж это точно.

А й. Вот я и решила сделать снег сама. Из мороженого, мыльных пузырей и бенгальских огней. Потому что снег должен быть пушистый и блестящий.

Л ю б л ю к о ш е к. Вот умница, а? Конечно, нельзя же вот так сидеть сложа руки и ждать. Надо самим что-то делать. Какая замечательная у нас молодёжь…

А й. Вы правда совсем не ругаетесь и не сердитесь, как обычные взрослые? Или вы не совсем обычный взрослый? Вы кто?

Л ю б л ю к о ш е к. Я Люблюкошек.

А й. Я тоже. Но собак всё-таки больше.

Ё л к а. Да нет, это у него фамилия такая – Люб-лю-ко-шек.

А й. Вот повезло! Ну и фамилия! Заграничная, что ли? Или потому что вы кошек очень любите?

Л ю б л ю к о ш е к. Раньше я и не знал, что люблю кошек. Но однажды у меня сломался автомобиль. И шляпа куда-то подевалась. Пошёл я в магазин – покупать себе шляпу и автомобиль «Ситроэн»…

А й. И что?

Л ю б л ю к о ш е к. А там автомобильный отдел закрыт, шляпы тоже уже кончились, на прилавке только кошка спит – большая, меховая. Я и решил – подумаешь, шляпа! Возьму лучше кошку. Положил на голову и пошёл. Кошка даже не проснулась. А греет – лучше всякой шляпы.

А й. Шутите?

Ё л к а. Он потом и вторую кошку завёл, чтобы первой скучно не было. А потом третью…

Л ю б л ю к о ш е к. И началось! Славно мы жили с кошками в моей однокомнатной квартире на тридцатом этаже. Я готовил им очень вкусные яблочные пироги с рыбой, а по вечерам мы устраивали настоящие кошачьи концерты. Я стучал в большой медный таз, а кошки подпевали. Потом соседи тоже начинали стучать. Ох и весело было! Словом, я так подружился с кошками, что и сам как-то окошатился.

А й. Правда, вы просто вылитый кот. Только здоровенный и в пальто. Но и на дядьку тоже похожи. Только с хвостом. А где сейчас ваши кошки?

Ёлка вздыхает.

Л ю б л ю к о ш е к. Разбежались как-то… Любили ночью поохотиться в лесу. И разбежались постепенно.

Ё л к а (загробным голосом, словно страшилку рассказывая). У меня вот тоже одна знакомая лягушка в городском парке была. Попрыгала однажды в лес прогуляться…

А й. И что?

Ё л к а. Не надо о грустном…

Свет меркнет. Слышится зловещий лязг и скрежет.

А й. Вы что-нибудь слышите?

Ё л к а. Что?

Л ю б л ю к о ш е к. Я ничего не слышу.

Свет возвращается.

Л ю б л ю к о ш е к. Послушайте, если уж мы встретились, то должны придумать что-нибудь такое, чтобы снег пришёл в наш город.

Ё л к а. Тогда я смогу послать своё фото моему ненаглядному Абрикосу!

А й. Надо всё-таки попробовать запустить в небо стиральную машину с одним таким очень специальным растворчиком…

Ё л к а. А может, снегу нужно особое приглашение? Особого приглашения дожидается?

А й. Точно!

Л ю б л ю к о ш е к. Как я раньше не догадался! Давайте его пригласим как следует.

Люблюкошек достаёт рупор, Ай – рацию. Все трое поднимают головы и начинают звать на разные лады:

Снег, ты где?

Где ты там ходишь?

Иди скорее к нам!

Мы тебя очень ждём!

Дорогой, уважаемый снег…

Без тебя не получается Новый год и никакие зимние праздники.

Не может быть зимних праздников, когда наш город совсем серый и голые деревья качают чёрными ветками.

И море такое хмурое под кислым дождём…

А все вокруг чихают и кашляют…

Поэтому приходи, пожалуйста, поскорее, снег…

Милый, белый, долгожданный…

Пауза, все смотрят вверх. Люблюкошек берёт вместо рупора подзорную трубу, смотрит.

Ё л к а. Ну что? Не видно?

Л ю б л ю к о ш е к. Задерживается, наверное, где-то. Он же один, а городов знаете как много. А уж деревень… И везде нужен настоящий Новый год, со снегом.

Слышится скрежет и лязг.

А й. Вот, опять! Что это?

Л ю б л ю к о ш е к. Это? Это так просто.

Ё л к а. Это нам всем померещилось.

А й. Троим сразу?

Ё л к а. Угу.

А й. Ага.

Л ю б л ю к о ш е к. Давным-давно, когда я был ещё маленьким, вот тогда были настоящие зимы. Снежные, с морозцем. Мы катались на санках с гор, на коньках по сияющей ледяной реке. И вёсны тогда были настоящие, и осени. А уж лета какие были… Просыпаешься утром, птички поют…

А й. Да, у меня есть такой сидишник – «Пение птиц в лесу летним утром». Круто! Скажите, а перед Новым годом правда ходили по улицам настоящие Деды Морозы?

Л ю б л ю к о ш е к. А как же! Такие красивые, румяные, бородатые и с подарками. Самый лучший, самый весёлый и бородатый Дед Мороз был в городском парке. И мешок с подарками у него был самый большой. И ёлка самая красивая и весёлая в городском парке была. Вот уж была ёлка так ёлка… Потом в нашем городе Дедов Морозов стало меньше. Потом ещё меньше. И самый весёлый и бородатый тоже куда-то исчез…

А й. А у нас в школе обычно учительница по физкультуре привешивает себе бороду, как будто Дед Мороз. Наша учительница физкультуры, та самая, знаменитая, которая заняла девятнадцатое место по прыжкам в высоту среди толстяков.

Ё л к а. А в этом году ещё вообще ни одного Деда Мороза не показывалось.

А й. Интересно, почему?

Ёлка пожимает плечами.

А й. А вы, Люблюкошек, не знаете?

Л ю б л ю к о ш е к (меняет тему). А мне Дед Мороз однажды принёс в подарок…

А й. Ничего он вам не приносил!

Л ю б л ю к о ш е к. Приносил, я точно помню.

А й. Нет!

Л ю б л ю к о ш е к. Да!

А й. Тогда покажите!

Л ю б л ю к о ш е к. Вот! Пожарная машина, поезда, пистолет… Я всю жизнь берегу.

А й. Так-так-так… Дайте-ка…

Л ю б л ю к о ш е к. Зачем?

А й. Очень нужно.

Л ю б л ю к о ш е к. Не дам.

А й. Жадина, что ли? Или боитесь, что я их у вас отниму насовсем?

Л ю б л ю к о ш е к. Я вообще ничего не боюсь. Кроме щекотки.

А й (ноет жалобно). Ну дайте хоть раз подержать в руках подарки настоящего Деда Мороза.

Ё л к а. Дай бедной девочке игрушки!

Ай берёт старые игрушки и снимает с них отпечатки пальцев. (Она делает с ними что-то, и потом выяснится, что она сняла отпечатки пальцев Деда Мороза.) Возвращает игрушки Люблюкошеку.

А й. Везёт же… Счастливое детство, здоровая жизнь…

Л ю б л ю к о ш е к. Знаете, у меня в одной старинной учёной книжке описаны волшебные танцы диких племён юго-запада северной Африки. Эти танцы так и называются: «Мы ждём снега!».

А й. Так давайте же скорее танцевать!

Начинают танцевать.

Л ю б л ю к о ш е к. А ещё надо бить в бубны, кастрюли и тазики.

Колотят во что попало.

Л ю б л ю к о ш е к. А ещё надо подпрыгивать!

Подпрыгивают.

Л ю б л ю к о ш е к. И кричать заклинание: ЭЙБЕЙТРУМБУМБЕЙ! СНЕГ, СНЕГ, ПРИЛЕТАЙ ПОСКОРЕЙ!!!

Шум и гам, потом все трое устают. Тишина.

Ё л к а. Посмотри теперь в подзорную трубу.

А й. Да что смотреть… Нету снега.

Л ю б л ю к о ш е к. Даже странно… Такие хорошие танцы диких племён юго-запада северной Африки…

Ё л к а. Конечно! Какой же в Африке снег? Дурацкие танцы!

Л ю б л ю к о ш е к. Да?.. А я как-то не подумал…

Ё л к а . А ещё профессор называется! Всё, мне на лечебную физкультуру пора. ( Ковыляет прочь.)

А й. Послушай, Люблюкошек. Ты очень учёный. У тебя так много старинных штучек и книг. И ты не как все взрослые – ты можешь разговаривать со мной не как с малюткой. Ты ведь знаешь, почему в нашем городе больше нет снега. И лета тоже нет, а есть только серая слякоть. Тут какая-то тайна. И ты, Люблюкошек, знаешь эту тайну.

Л ю б л ю к о ш е к. Нет, Ай, я ничего не знаю.

А й. Люблюкошек, ты думаешь, я просто девочка? А я совсем не просто. Между прочим, моя прапрапрапрапрапрабабушка была знаешь кто? Волшебница и красавица. Она была такая красивая, что на ней женился король! А она сварила ему варенье из молодых мухоморов, такое вкусное, что он съел четыре банки и умер. И все очень обрадовались – потому что этот король был дурак, дни рожденья отменил и воевал всё время с кем попало. И моей прапрапрапрапрапрабабушке дали орден: «Отличница по борьбе с противными королями», вот!

Л ю б л ю к о ш е к (разволновался). Да-да-да, я помню, тогда ещё во всех газетах был её портрет… Такая красивая, с доброй улыбкой и мухомором в руке. Она мне даже во сне снилась…

Люблюкошек мечтательно улыбается.

А й. Ты ей тоже снился, ты не думай. Наверное… Скорей всего…

Л ю б л ю к о ш е к. Да, Ай. Я знаю, почему не приходит Дед Мороз, почему в нашем городе нет снега и вообще никакой погоды. Но эту тайну я тебе никогда не открою. Её нельзя знать детям. Потому что она очень страшная.

Слышится лязг и скрежет.

Темнота.

Конец первого действия



В т о р о е  д е й с т в и е


Детективная музыка. Ай составляет фоторобот Деда Мороза. На экране возникают изображения знаменитых людей и существ – президента, Чарли Чаплина, персонажей мультфильмов, артистов и певцов. Наконец складывается карикатурный портрет Деда Мороза – ухмыляющийся красноносый дедок.

Ай листает огромные тома старых энциклопедий и записывает в блокнот.

А й. Мороз… Сильный холод… Мороз трескучий… Лютый мороз… Нет, не то… А, вот! «Дед Мороз, он же Санта Клаус… Новогодний или же Рождественский дедушка, который дарит детям и взрослым подарки. Особые приметы: пушистая седая борода, колпак, большой мешок с подарками. Нос часто бывает красным. Добрый. Весёлый. Любит, чтобы ему читали стихи и пели песни. Живёт в деревне, в саду из ёлок. Чаще всего ездит на оленях, но любит и русскую тройку, в случае сильных снегопадов предпочитает джипы-внедорожники».

Городской парк с неподвижными намокшими каруселями. Рупор громкоговорителя. Простуженный голос передаёт прогноз погоды:

- В ближайшие сутки ожидается усиление хмурости и сырости. Ветер ледяной, с завыванием. На море шторм. Ночью минус два плюс три, днём минус три плюс два… Местами порывы… Рекомендуем надеть ещё одни шерстяные носки, получше закутаться, пить чай с ромом и смотреть кино про лето.

К радиорубке (или к такому домику паркового сторожа) крадётся Ай. Заглядывает в окошко. Там сидит бывший Дед Мороз – совершенно обыкновенный простуженный дядька. Говорит в микрофон плохой прогноз погоды. Сам же смотрит телевизор, откуда доносится музыка из фильмов Тарантино (или ещё что-либо совершенно не дедоморозовское).

Ай распахивает дверь.

А й. Здравствуйте! Я – дежурная по навещанию простуженных одиноких дяденек!

Д е д М о р о з. И тут нашли… Ух, детвора наша…

Ай здоровается с Дедом Морозом за руку, так трясёт, что чуть не отрывает, после чего долго рассматривает свою ладонь.

А й. Всё ясно! Отпечатки пальцев совпали! Те отпечатки, что остались на старинных игрушках, и ваши – совпали! ( Нацеливает на Деда Мороза револьвер.) Значит, так, Дед Мороз!!! Он же Санта Клаус, он же Рождественский Дед, он же Старик Зимний, он же Дядька Снежный, он же Мумба-Забубумба, как называют вас свободолюбивые племена юго-запада северной Африки! Что вы тут сидите? Лохматый, сонный, борода не причёсана! Почему не ходите по улицам нашего чудесного старого города с морем, башнями и черепичными крышами? Вас там все заждались. Наряжайтесь и быстро – за мной!

Д е д М о р о з. Ну нет. Нетушки! Уж это – фигушки! Никуда я не пойду. Болею. У меня и справка от врача есть.

Показывает справку, большую, как транспарант или постер.

А й. Какой позор… А ещё Дед Мороз… Из-за какого-то острого воспаления среднего обострения лёгкой тяжести отказываетесь идти к детям…

Д е д М о р о з. Ну как же идти? По лужам шлёпать, ноги промачивать, радикулит нагуливать, своё больное здоровье огорчать? Вот если бы снег, как раньше…

А й. Всё с вами ясно. Никакой вы не Дед Мороз. Вы самый обычный взрослый. Они всегда твердят про своё «раньше». А сейчас – не раньше. Сейчас – это теперь. Надо что-то делать, а то новый год вообще никогда не наступит. Ладно, без вас обойдёмся. Скажите хоть, где можно купить побольше щёток?

Д е д М о р о з. Зубных?

А й. Всяких. И сапожных. И посудных. А ещё – кисточек.

Ай сооружает из кисточек и щёток невиданное нечто – щекотальную машину.

Ничего не подозревающий Люблюкошек слушает патефон. (Старинной музыкой может быть и английский рок семидесятых.) Начинает пританцовывать, мурлычет, подпевает и совершенно не замечает, что за ним крадётся Ай с огромной авоськой или сетью. Прыжок – и Люблюкошек накрыт. Бьётся, рыпается, барахтается, нервничает.

Л ю б л ю к о ш е к. Где я? Зачем я? Что со мной? Куда я попал? Сети какие-то… Это я в интернете, что ли, завис?

(Хорошо бы ему повисеть в воздухе.)

А й. Вы в плену, господин Люблюкошек!

Л ю б л ю к о ш е к. Вот оно что… Что мне теперь делать? Я первый раз в плену.

А й. В плену полагается отвечать на вопросы. Выдавать секреты. Открывать тайны. И самую главную тайну. ТАЙНУ ПРОПАВШЕГО СНЕГА.

Л ю б л ю к о ш е к. НЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!!!!!!!!

А й. Ах нет? Как это грустно, уважаемый Люблюкошек. Мне так не хотелось, так не хотелось, но придётся. Придётся устроить вам пытку. Щекоткой.

Включается щекотальная машина. Полная чертовня, колбасня, визг, шум, гам. Наконец прорывается голос бедного Люблюкошека.

Л ю б л ю к о ш е к. Хорошо… Согласен… Сдаюсь…

Щекотальная машина выключается. Ай распутывает Люблюкошека. Они усаживаются рядом.

Л ю б л ю к о ш е к. Ты хочешь знать тайну пропавшего снега? Я открою тебе её. Но это – очень грустная история.

А й. Ничего, я не буду плакать, даю вам честное слово, я вовсе не плакса. Даже когда смотрела по телеку сериал «Одичавшая Тереза»… А некоторые мальчишки плакали.

Л ю б л ю к о ш е к. Ну ладно. У меня есть старинная полустёртая карта. По этой карте можно добраться до очень старого, совсем заброшенного дома с провалившейся крышей. Пробираться к этому дому надо через шесть полей и три реки. Он стоит за оврагом, на самом краю леса. По скрипучей лестнице, в которой почти не осталось ступенек, надо подняться на чердак. И там, на чердаке, между зеркалом, в котором никогда ничего не отражается, и клавесином без струн, который по ночам играет сам по себе, стоит большой, очень холодный сундук. В сундуке – чемодан. В чемодане – туча со снегом. Запасная туча. На самый крайний случай.

Ай вскакивает.

А й. Ну что же вы раньше молчали?! Что вы за человек? Что вы за кот после этого?! Бежим! Скорей достанем эту запасную тучу, пойдёт снег, придёт Дед Мороз, будет настоящий Новый год! Дайте мне посмотреть эту старинную карту…

Л ю б л ю к о ш е к. Это ещё не конец грустной истории. Даже если мы доберёмся до заветного чердака и достанем запасной снег, он не успеет даже долететь до крыш и улиц нашего города.

А й. Почему?

Л ю б л ю к о ш е к. Его съедят. Слопают.

А й. Кто? Дети? Папа любит вспоминать, как в детстве ел снег…

Л ю б л ю к о ш е к. Снег съест Ржавое Чудовище.

А й. Вы опять со мной как с маленькой?

Слышится скрежет и лязг. Ай и Люблюкошек переглядываются.

Л ю б л ю к о ш е к. Да, это оно. Лязгает и громыхает. Оно живёт на краю города, неподалёку от городской свалки. Оно огромное, как динозавр. Вместо ног у него – гусеницы, как у танка. Вместо рук – железные грабли. Вместо глаз – разбитые фонари. По ночам оно выходит на охоту и ест всё живое.

Ай размышляет над услышанным.

А й. Так вот почему в нашем городе почти совсем не осталось птиц… И ваших кошек оно проглотило? И знакомую лягушку Ёлки?

Л ю б л ю к о ш е к. Оно даже погоду съело. Осталась только эта противная мокрая сикось-накось и слякоть-рвякоть. Поэтому в нашем городе больше нет ни зимы, ни весны, ни лета, ни… Ничего нет.

А й. Но почему это гадкое чудище живёт именно в нашем городе? Таком чудесном старом городе с парками, морем, башнями и черепичными крышами?

Л ю б л ю к о ш е к. Ржавые чудовища живут во всех больших городах. Везде, где люди невежливо обращаются с природой. Чудовища заводятся от того, что люди превращают леса в помойки, выкидывают куда попало свои старые холодильники и разбитые автомобили. И там, где леса превращаются в железные помойки, обязательно заводятся ржавые чудовища.

А й. Значит, так… Надо объявить войну Ржавому Чудовищу. Поскорее победить его. Достать запасную тучу со снегом, и всё будет опять хорошо, как раньше.

Л ю б л ю к о ш ек. Да разве его победишь? Людей оно съест, потому что они живые. Пробовали уже. Отряды пожарных, военных, целую команду спасателей и помогателей из отдела по борьбе с неправильностями.

А й. А если стрелять в него сверху? С самолётов? Разнести в клочки?

Л ю б л ю к о ш е к. Такое на него не действует. Это же ЧУ-ДО-ВИ-ЩЕ.

А й. А может, попросить, чтобы прислали побольше робокопов из Америки?

Л ю б л ю к о ш е к. Слопает.

А й. Что же теперь делать? А снег? А Новый год?

Л ю б л ю к о ш е к. Ты же обещала не плакать.

А й. Что ж теперь, смеяться, что ли?

Л ю б л ю к о ш е к. Да, эту тайну нельзя знать детям. Пусть лучше думают, что от их непослушания погода испортилась…

А й. Ага, хитренькие вы, взрослые… У вас всегда дети во всём виноваты… Что же делать?..

Очень грустно сидят.

Сердито бормоча, появляется Ёлка. (Наверное, возня и бормотание слышны за сценой заранее.) Ёлка ведёт человека с парашютом. На голове у человека чалма с драгоценными камнями красоты неописуемой. Кроме парашюта, человек тащит лыжи, коньки, деревянные саночки, снегокат и сноуборд. Это – турист, Принц Заморский .

Ё л к а. Вот, полюбуйтесь! Допрыгались! Люди с неба сваливаются!

П р и н ц. Вы извините, если я вас напугал, но к вам только парашютом можно добраться. Самолётом нельзя – погода всё время нелётная, поездом или кораблём далековато, до нового года не успеть. А я так хотел встретить настоящий Новый год, зимний, белый, со снегом. Я никогда не видел снега. Но я читал в книгах, и умные люди тоже говорили, что здесь, в старинном северном городе с морем, садами, башенками и черепичными крышами, бывает настоящий Новый год!

Пауза.

П р и н ц. Что вы все на меня так странно смотрите? Я что, неправильно прилетел? Не туда приземлился? Это – старинный северный город с морем, садами, башенками и черепичными крышами?

Все молча кивают.

П р и н ц. А снег где?

Ёлка трагически, саркастически хохочет.

А й. Слушай, а ты кто вообще такой, мальчишка?

П р и н ц. Извините, я не представился. Я – с востока. Принц. Зовут меня Иш-Шиш-Мухамед-Шагеахмет-Али-Оглы-Якши-Бакши-Хек-Чурек-Чебурек-Ибн-Сарацин!

Л ю б л ю к о ш е к. Коротко и ясно.

А й. Я буду звать тебя просто – Чундриком.

П р и н ц. О, какое прекрасное имя! Милая, милая северная принцесса! Давай скорей играть в снежки!

А й. Давай лучше на лыжах кататься. На водных. По лужам.

П р и н ц. Это что, шутка? Местный юмор?

Л ю б л ю к о ш е к. Видите ли, ваше высочество…

Ё л к а. Нам очень не хочется вас огорчать…

Л ю б л ю к о ш е к. Но я должен мужественно открыть вам горькую правду…

А й. Короче. Снега нет и не будет. Можешь выкинуть свой сноуборд, заморский гость.

П р и н ц (чуть не плачет). Зачем вы меня расстраиваете? Как это ужасно! Ничего себе чудеса северного гостеприимства!

Л ю б л ю к о ш е к, Ё л к а и А й (наперебой):

Ты что!

Что вы!

Мы сейчас в музеи тебя поведём, там знаешь как здорово!

И в театры, там такие спектакли – закачаешься!

П р и н ц (жалобно). Я снег хочу. И лёд тоже. Я нарочно на коньках кататься выучился. Я так мечтал… Мне даже во сне снилось…

Ё л к а. Понимаешь, принц, мы все тоже очень ждали и мечтали. А снега нет. Кончился.

Л ю б л ю к о ш е к. Слишком долго люди превращали леса в помойки.

А й. Поэтому у нас не осталось ни птиц, ни лягушек. Дед Мороз сморкается и хнычет. А ёлки – красавицы все до одной.

Л ю б л ю к о ш е к. И только Ржавое Чудовище лязгает, гремит и поедает природу и погоду. И никто не может его победить.

Принц переживает услышанное.

П р и н ц. Как же так, люди добрые? Как же вы это?.. Да я… Да если бы у меня было море, я бы его на ночь шёлковым покрывалом накрывал, чтобы ему хорошо спалось. Если бы у меня был кот, я бы с ним каждое утро за руку здоровался. Если бы у меня была хоть одна ёлка, я бы украшал её бусами. А вы… Эх вы…

А й. У вас что, даже моря нет?

Ё л к а. И ёлок – ни одной?

Л ю б л ю к о ш е к. И кошек?

П р и н ц. Ничего у меня нет. Только песок, колючки. Полезные ископаемые. Нефть. Ну, ещё сокровища разные, богатства несметные… Грустно это очень…

Ай бросается на шею Принцу.

А й. Бедный, бедный принц!

Горячее объятье. Ай висит на шее у Принца и дрыгает ногами.

Принц сперва остолбенел, а потом от восторга заговорил нескладными белыми стихами.

П р и н ц. О что со мной? Когда она руки моей коснулась, я в сердце пламенный пожар вдруг ощутил! Бесстрашие, восторг, отвага меня всего ужасно охватили! В честь Ай, в честь северной жемчужины прелестной, в честь светлого алмазного сапфира, готов я подвиги любые совершать!!!

А й. Я не жемчужина, у меня по математике тройбан!

П р и н ц. Какое счастье! Караул… Влюблён… Я буду биться с Ржавым Чудовищем!

Л ю б л ю к о ш е к. Этого только недоставало.

Ё л к а. Международный скандал. Оно же тебя слопает, сынок, и не подавится.

А й. Нет! Ты победишь! Я верю в тебя, мой храбрый Чундрик-Чебурек! Только оденься перед битвой во что-нибудь лишнее и ненужное, как в сказке про принцессу и дракона. Читал?

Все трое наряжают Принца, готовят к бою и рассказывают ему сказку:

В одном королевстве жил огромный страшный дракон.

Он питался только принцессами.

Король и королева уже просто замучились рожать принцесс.

И вот родилась последняя принцесса.

Очень толстая.

Папа-король даже не сразу узнал, что это его дочка.

Он решил, что это какой-то борец сумо.

А потом король и королева обрадовались.

Ведь толстую принцессу дракон мог есть долго!

Её просто можно было нарезать ломтями, как колбасу.

И когда пришла пора, король и королева с громким плачем, с песнями и танцами нарядили толстую принцессу в то, что похуже (чтобы не жалко было) и проводили на съедение к дракону.

Дракон разглядел принцессу как следует и сказал: «Какая наглость! Я, знатный пожиратель принцесс, не буду есть принцессу в каких-то дырявых трениках из магазина second-hand!»

Обиделся и ушёл прочь навсегда-навсегда.

Принц готов к бою со Ржавым Чудовищем. У Принца – щит, меч, циркулярная пила, ножовка по металлу, большой пузырь растворителя ржавчины, сварочный аппарат.

А й. Возвращайся с победой, храбрый Чундрик!

Ё л ка. Прощай, славный юноша.

Л ю б л ю к о ш е к. Если что, зови на подмогу.

Наступает ночь. Темнота. Слышится лязг и скрежет. Совсем близко – вот оно, Ржавое Чудовище, тут, рядом.

Принц приосанивается.

П р и н ц. Эй ты, Ржавое Чудовище! Вылезай! Сразимся в честном бою!

Лязг и громыхание. Принц машет мечом.

П р и н ц. Отдавай наш снег! Отдавай наших птиц, лягушек и кошек!

Чудовище шипит, лязгает и пускает искры.

П р и н ц. Можешь, конечно, меня съесть. Проглотить! Но найдутся другие храбрецы, которые тебя победят. Да и я тоже растворю тебя волшебными жидкостями против ржавчины. Изнутри! Из твоего глупого железного пуза. Я просверлю тебя волшебной дрелью, вот! Распилю заколдованной суперпилой. Так что лучше сдавайся сразу! В этом старинном городе с морем, садами, башенками и черепичными крышами больше не заведутся никакие ржавые чудовища и прочие наглые пожиратели природы и погоды. Потому что все-все люди будут уважать и обожать каждую травинку и уже никогда не станут превращать леса в помойки для железного мусора. Сдавайся, последний раз говорю! Ах так? Ну хорошо же!

Принц включает дрель и циркулярную пилу, из шланга льёт растворитель ржавчины. Должны быть искры, мыльные пузыри и дым.

Полное задымление, шумы и героическая музыка. («Битва со шведами» из фильма «Александр Невский».)

Тишина. Поют птицы. Весело мяукают и квакают кошки с лягушками. Немножко взлохмаченный и перепачканный Принц склонился над кучкой мелких железок.

П р и н ц. Смотрите, оно превратилось в маленькие ржавые железки! Оно исчезло!

А й. Ты победил его, храбрый Чундрик! Ура!

Общее ликование.

Л ю б л ю к о ш е к. Ну, теперь можно доставать запасной снег. До нового года осталось совсем чуть-чуть, надо успеть!

А й. Срочно за тучей со снегом! Давай карту, Люблюкошек…

П р и н ц. На парашюте полетим!

Тут они должны подняться наверх и подавать голоса сверху, чтобы зрители следили за развитием событий, подняв головы. Люблюкошек и Ёлка остаются на сцене – переживать. Должны слышаться всякие звуки, как будто Ай и Принц летят на парашюте, ветер воет. Вот они приземлились на поле. Бегут. Добежали до заброшенного дома – скрип двери, топают по лестнице, чем-то гремят, зажигают свечку, старый клавесин заиграл сам по себе. Ай и Принц сообщают залу каждое своё действие, может быть, не открытыми голосами, а как бы по рации.

П р и н ц. Вот он! Холодный сундук.

А й. Открываем…

П р и н ц. Крышка тяжеленная… Ну и сундуки раньше делали…

А й. Достаём чемодан…

П р и н ц. Чемоданище, ничего себе…

А й. Туча у нас!

(Хорошо бы туче зависнуть над залом.)

Ай и Принц возвращаются на сцену. Ёлка незаметно уходит.

А й. Теперь надо, чтобы она лопнула.

П р и н ц. Чем-нибудь проткнуть?

Л ю б л ю к о ш е к. Нет, она должна сама лопнуть.

А й. Может, от злости?

Л ю б л ю к о ш е к. Лучше, если от смеха.

П р и н ц. Как же её рассмешить?

Л ю б л ю к о ш е к. Вообще-то, самые лучшие смешильщики и хохотуны – дети.

П р и н ц. В вашем городе есть дети?

А й. Навалом!

Л ю б л ю к о ш е к. Но самые главные дети собрались сейчас в театре. Они смотрят новогоднюю сказку.

П р и н ц. Дети, надо рассмешить тучу, чтобы она лопнула.

А й. Вы стихи для Деда Мороза выучили? Сейчас будете рассказывать.

Л ю б л ю к о ш е к. По очереди? Так мы до следующего Нового года не справимся.

П р и н ц. Тогда кричите их все вместе. Хором. И погромче.

А й. Точно, каждый своё.

Л ю б л ю к о ш е к. Три-два-один-зеро-пуск!

Желательно, чтобы дети орали погромче, и ещё более желательно, чтобы они вовремя примолкли, когда сверху начнёт падать снег. Сначала слегка, а потом повалит гуще и гуще.

Появляется красавец Дед Мороз – при параде и с мешком подарков. Ёлка выплывает такой раскрасавицей, что в глазах рябит.

Д е д М о р о з. До чего же здорово – по снегу, на оленях примчаться в этот чудесный город! Ёлка, какая ты красивая!

Ё л к а. Наконец-то я смогу послать своё фото ненаглядному Абрикосу.

П р и н ц. Я читал в книжках, что Новый год – чудесный праздник, но что он такой…

А й. Настоящий Новый год, про который мне бабушка с дедушкой рассказывали!

Л ю б л ю к о ш е к. Такой Новый год обязательно должен быть у человека в детстве. Давайте сфотографируемся на память?


З а н а в е с



© Драгунская Ксения Викторовна

Все авторские права сохраняются.

Постановка пьесы на сцене возможна только с письменного согласия автора.

Фото с сайта https://www.saratovdrama.com/

 

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2000-

Яндекс.Метрика