АВТОРА!

 

Наталия Ермильченко

 

Наталия Ермильченко Я выучилась читать по книжке бразильского писателя Монтейру Лобату "Орден Жёлтого Дятла" - после того, как родственники прочитали мне её по несколько раз каждый. Сколько раз я потом перечитала её самостоятельно, точно сказать не могу: я научилась считать позже, а родственники, которые умели считать уже тогда, сбились со счёта. Мне очень нравилась героиня, говорящая кукла Эмилия. У Эмилии был упрямый и независимый характер, она носила причёску "конский хвост", она победила ягуаров, а в конце повести решила стать писателем. Я мечтала стать такой, как она, жалела, что меня зовут не Эмилией, и настаивала на причёске "конский хвост", которая, сказать по правде, была мне в те годы совсем не к лицу.
      Потом я увлеклась другими сказками. Поэтому, обнаружив у себя в характере упрямство и независимость, я не вспомнила про Эмилию. Не вспомнила я её и тогда, когда начала писать книги. Я спохватилась после того, как заметила удивительную вещь: задуманное сбывается. Причём оно предпочитает сбываться, когда уже забыто.
      Меня приняли в "английскую" школу. Весь первый класс, а потом второй и третий я не сомневалась, что стану переводчиком. К четвёртому мои планы изменились. Однако ж… Когда школа осталась далеко позади, я неожиданно для себя начала переводить с английского сказочные повести. Две из них изданы: "Помело и медная шишечка" Мери Нортон и "Маленькая ведьма" Мери Стюарт (в оригинале - "Маленькое помело"). Со временем я так втянулась в переводческую деятельность, что теперь умею переводить с английского не только сказки, а ещё более необычные книги: про то, как руководить организациями, и про то, как расшифровывать гороскопы.
      Когда подошли выпускные экзамены, я знала почти наизусть "Евгения Онегина" и штудировала труды известных пушкинистов. Мне казалось, что изучать жизнь и творчество гениального Алексансергеича, - самое интересное дело на свете. Потом мне перестало так казаться. И опять прошли годы. И вот теперь у меня есть медаль с профилем Пушкина за рассказы о нём, написанные для журнала "Мурзилка". И две книжки: "Жил-был Пушкин" и "Русский дворянин эпохи Пушкина", где рассказ о дворянах вплетён… в историю дуэли Онегина с Ленским.
      В дипломе о высшем образовании, который мне выдал исторический факультет Московского университета, написано: "Историк. Преподаватель истории". В то время я любила представлять себя в роли автора научных статей, завсегдатая архивов и обладателя учёной степени кандидата, а потом и доктора наук. Тем не менее, преподавать историю мне не довелось, писать диссертацию тоже; вместо этого я взялась сочинять и переводить. Но когда я уже привыкла говорить о себе, что я - литератор, я в один прекрасный день словно очутилась в машине времени. Несколько лет меня мотало из одной исторической эпохи в другую. Я писала книгу - и тут же отправлялась в новое путешествие: знакомиться с историческими деятелями, с великими живописцами и скульпторами. Возрождение ("Возрождение"), Древняя Греция и Рим ("Античные мифы в искусстве"), вторая половина 19 века у нас ("Передвижники") и в Европе ("Импрессионисты"), времена Александра I ("Александр I") и Николая I ("Николай I"), всё прошлое столетие ("ХХ век") - я едва успевала переключаться. Иногда ради одной книги приходилось промчаться сквозь несколько эпох сразу ("Знаменитые соборы Западной Европы", "История Москвы", "Прогулки по улицам Москвы"). Наконец на книге "Художник и сказка" моя "машина времени" притормозила, и я из неё выбралась.
      Такие вот эмилии. Теперь я, наверное, не удивлюсь, если придётся однажды победить ягуаров. И… да - пора, пожалуй, проверить: вдруг мне уже идёт причёска "конский хвост"?

 

Читайте в "Пампасах":

 

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2010