В РИФМУ!

 

Любовь Глотова
Мороженое для космонавта

 

Новый человек

Я по берегу ходил,
ничего не находил.
Раньше –
стёклышки, ракушки,
погремушки, крышки,
камушки-голышки.
А теперь –
берег белый, белый-белый.
По нему иду несмело.
- Здравствуй,
здравствуй,
здравствуй, Снег!
- Здравствуй,
Новый Человек!



Стрекоза на проезжей части

Стрекоза на проезжей части –
что за несчастье!

Подниму тебя и укрою
своей рукою.

Мы от дома пройдём немного,
там снова дорога.

Мы за ней повернём направо,
там сад и травы.

Отпущу тебя здесь, вертолётик,
синий животик.

Улетай и к проезжей части
не возвращайся!



Соль солнца

Солнце,
куда подевало ты букву Л?
Уж не славный ли слон
эту сладкую букву
съел?
Знойное солнце,
с послеобеденным сном
ты поёшь в унисон,
и сом
в тихой глуби
подпевает тебе,
невесом.
Но я знаю,
ты солёное солнце
морское.
Ты не сонное солнце,
не городское.
Ты – солёное
подсолнечное зёрнышко,
обжаренное,
калёное солнышко.



Самосвал

- Больше сна и ярче неба,
выше гор и солнца дальше –
что за чудо, что за небыль
на рисунке карандашном?

Может, это мальчик Сеня
рисовал денёк весенний?
Песню звёзд над головой
и морской прибой?

- Мама,
я нарисовал
обыкновенный
самосвал!



Прабабушка

Прабабушка за окном,
как бабочка за стеклом.

Вышла бы на улицу – ножки не идут.
Вылетела бы в форточку –
крылышки не летят.

А как раньше, с палочкой – цок-цок.
А ещё раньше галочкой – фью-фью.
А теперь на креслице – кач-кач –
ходить не получается, хоть плачь.

Левая нога
болит и болит.
Как малая лялька,
ночью уснуть не даёт.
И прабабушка
песню поёт:

«Дра-та-рита-рита-та,
вышла кошка за кота.
А от кошки мышь, мышь
спряталась в камыш-мыш,
а за мышью жук, жук,
он рогами стук, стук.
Мышь от страха жужжит –
аж камыш дрожит.
Мышь от страха пищит –
аж камыш трещит».

Я проснусь и начну кувыркаться, на голове стоять,
а прабабушка – Лермонтова читать.
Я из комнаты в комнату побегаю немножко,
а прабабушка книжку отложит, погладит кошку –
и ножку кутать начнёт,
натирать солёной водой,
таблетками убаюкивать боль –
тут я подбегу к пианино,
чтобы сыграть Ноту Соль!..

Милая, в гольфах красных
ты словно волшебный гном!
Слышишь, слышишь –
в саду за твоим окном
яблоки падают – бом, бом…



Сахара кусочек

Чайник себя хвалит,
пыхтит, блестит,
пар из него так и валит.
«Я – красивый, я – пузатый,
я – горячий, я – богатый!
Во мне – весь смысл!
От меня – вкус весь!
Чаепитие бывает,
только если я – есть!»

А сахарница-скромница
молчит.
И только
сахара кусочек
в чашечке урчит.
И только
ложечка по чашечке –
дзэн-дэн-дэн –
стучит.



О необычайном происшествии в нашем городе

В нашем городе
три облака приземлились летом,
и вот
вторую неделю подряд
они порхают по улочкам и проспектам,
с прохожими по-заоблачному говорят.
Их можно встретить в парках
и на базарах,
на крышах домиков,
старых-старых.
Они засыпают на тёплых спинах трамваев,
а когда трамваи идут в депо,
три облака, друг с дружкою разговаривая,
наскрипывают страшилки Эдгара По.

- Это не облака, а безбилетные зайцы! –
возмущаются оранжевые кондуктора.
- Тогда у вас не трамваи, а облачные трамвайцы! -
радуется звонкая детвора.

- Это не облака, а воздушные кошки! –
уверены бродячие и домашние псы,
которым не хватает догнать их немножко,
и они сердито лают себе в усы.

- Это не облака, и не воздухоплавательные лодки,
а настоящее НЛО! -
считает кандидат уфологических наук Селёдкин,
восклицая: - И всё-таки, всё-таки, всё-таки,
всё-таки мне повезло!

В общем, каждый по-своему, но все отчаянно радовались
этому происшествию необычайному.

А три облака на небо всё чаще оглядывались
и вдруг –
улетели.

Может быть, ненадолго?
Может быть, просто попить в небе с тучками небесного чаю?
А?



Маме подарю

Весной – одуванчик
и первый тюльпанчик.
Летом – куколку мальвы,
с юга домой – ветку пальмы.
Осенью – астру,
листьев кленовых охапку.
А в декабре –
еловую
лапку.



Мороженое для космонавта

Космонавту хочется мороженого -
на космическом корабле мороженого нет.
«НЕ ПОЛОЖЕНО! В МЕНЯ НЕ ПОЛОЖЕНО!» -
холодильник выдаёт ответ.
Космонавт глядит в иллюминатор
(это в корабле космическом – окно),
и Земля ему напоминает
в сахарной глазури эскимо…



Юнга

Гаснут, вспыхивая, тени.
Тучи. Ливень. Солнце. Ветер.
Двое мальчиков футболят
грязный мячик волейбольный.
Одному – семь с половиной,
а другому скоро восемь.

Что такое море в мае?
Ты молчишь, а это значит,
что и ты ни разу не был,
что и ты малявка только,
а малявке – двор, качели,
а не штили и не штормы.

А мальчишке нужно море,
он туда пешком пошёл бы.
Но ни карты, ни компаса,
ни тем более палатки –
а ему в июне восемь.

Может, кто-нибудь решится
отвезти мальчишку к морю?
Отпустить его на берег?
Он уж сам найдёт корабль,
к капитану впрыгнет в рубку
и попросится оставить.

Тот, конечно, не откажет –
капитан давно ждёт юнгу
и отплыть уже обязан.
Вот и юнга, вот и море.
Тени, вспыхивая, гаснут.
Тучи. Ливень. Солнце. Ветер.
Мне в июне будет восемь.
 

 

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2017