ЛЯГУШАТНИК

 

Елена Ленковская
Кипячёное кимоно
(из сборника "Кипячёное кимоно")

 

У нас в школе - секция. В ней каратисты занимаются. Я тоже записался, только не сразу, потому что всю осень болел. А потом решил выздороветь раз и навсегда и стать чёрным поясом - как наш тренер. Но пока что я новичок и пояс у меня белого цвета.
      Поначалу у меня даже и кимоно-то не было, и на тренировки я ходил в футболке и синих спортивных штанах с начёсом. И босиком, конечно.
      Мама моя сразу стала нашими порядками интересоваться. Спрашивает меня после первой тренировки:
      - Вы в кроссовках занимаетесь?
      Я только головой помотал. А мама опять:
      - В носках, что ли?
      Тут я не выдержал и засмеялся:
      - Ты что, мама, какие носки? Мы босиком тренируемся!
      Кроссовки мне для тренировок не нужны, зато кимоно - просто необходимо. Но мама сказала, с этим пока подождём. Вдруг мне разонравится каратистом быть... Вот если хотя бы месяц в секции прозанимаюсь, тогда мне его и купят. Месяц! Это же вечность почти!
      А у нас в школе кто без кимоно, тот в строй последним становится, после оранжевых и белых поясов. Это что же, я ещё целый месяц буду в самом конце стоять?
      Наконец месяц прошёл. Испытательный срок кончился. Ура! В субботу мама повела меня в магазин спорттоваров.
      В магазине у нас глаза разбежались. Каких только кимоно на свете не бывает, а мы и не догадывались! Какое выбрать - непонятно. Мама растерянно у продавца спрашивает:
      - Почему у ваших кимоно фасоны разные?
      Продавец ухмыляется понимающе: мол, опять "чайники" пожаловали. Отвечает коротко:
      - Для стиля киокусинкай - рукав укороченный. Остальные - с длинным.
      Мама задумалась. Стоит у прилавка, укороченный рукав теребит. Я ей шепчу, что у нас все с такими вот синими нашивками ходят, как на этом укороченном рукаве.
      - Именно с такими? А стиль у вас какой?
      Я ей не очень уверенно отвечаю, что с такими. И стиль, кажется, тот самый.
      - Точно?
      Я замялся. Так мы ничего в тот раз и не купили.
      - Спроси-ка лучше в понедельник у своего тренера! - сказала мама.
      В понедельник оказалось, что ничего я не перепутал, но всё равно пришлось ждать ещё неделю. В следующую субботу мы пошли в магазин уже втроём, вместе с папой.
      И опять начались трудности! Уже с размером. Одно кимоно мне было коротко, другое - велико. Тут какой-то спортивный дядечка нам и посоветовал - берите побольше, всё равно после стирки сядет. И мы купили кимоно на вырост.
      Дома я в белые штаны и куртку нарядился, белым поясом подпоясался, стал прыгать и орать:
      - Ич-ни! Сан-ши! Го-ро! - ну и так далее до "кю-дзю". Это счёт такой японский - раз-два, три-четыре и дальше - до десяти. У нас тренер так вслух считает, когда мы отжимаемся или другие какие упражнения делаем.
      Штаны пришлось подогнуть на ладонь, чтобы я на штанины пятками не наступал. Папа всё чесал затылок, а мама повторяла - может, нужно подшить? И когда уже полезла за коробочкой с нитками и иголками, папа воскликнул:
      - Придумал! Мы штаны прокипятим, они сядут, так что подшивать ничего не придётся. Послезавтра на тренировку явишься в кипячёном кимоно!
      - Ура!!! - завопил я. - Ич-ни, и готово! Кипячёное кимоно!
      Папа стал улыбаться, щёлкать пальцами и напевать какую-то странную песню времён его молодости:
     
     
      Кимоно, кимоно, кимоно, покупаю себе кимоно.
      Буду кашу варить, на работу ходить -
      В кимоно, в кимоно, в кимоно.
     
     
      Всё воскресенье я маме напоминал, что нужно кимоно в горячей воде постирать. Но мама чем-то другим постоянно занята была. Вечером, говорит, постираю, к утру всё прекрасно высохнет. У нас зимой и правда очень сухо дома, так что мои родители внутрь пианино банки с водой ставят, чтобы оно не рассохлось. А то сядем мы с Ириной Сергеевной буги-вуги учить, а пианино бац - и развалится, чего доброго. Трень - и клавиши врассыпную. Вот это будет джаз!
      Словом, понадеялся я на маму и нашу домашнюю сухость и лёг вечером спать с самыми приятными мыслями. Утром проснулся - дома как-то непривычно пахнет.
      - Ты что, мам, кофе варила? - спросил я, сбрасывая одеяло.
      А мама странным таким голосом отвечает, что нет, и вздыхает тяжело.
      - А зря, - говорю, - ты же знаешь, я люблю кофе.
      И побежал в ванную - обливаться холодной водой. Я каждое утро так делаю - полный тазик воды на себя опрокидываю. Уже привык. Раньше меня это страшно веселило и я даже кричал напоследок: "Холодная смелость!" Теперь без воплей обхожусь.
      Только не в то ужасное утро. Потому что тем утром я в своём тазике для обливания обнаружил какие-то мокрые тряпки горелые! Я возмутился. Я просто застонал от возмущения. Безобразие какое, мне некогда, я в школу могу опоздать, если эти ваши тряпки буду из тазика всё утро выуживать.
      Я так маме и заявил. И мама - вот чудеса - не рассердилась. Наоборот, виновато так мне отвечает:
      - Если бы ты, сынок, знал, что это за тряпки! Это твоё новое кимоно. Папа его слегка перекипятил.
      Я заревел. Да так, что разбудил младшего братца. Он тоже со мной за компанию заревел, хотя и не понимал, что происходит.
      А случилось вот что. Папа у нас допоздна за компьютером сидит. Поэтому он решил взять стирку кимоно в свои мужские руки. Вечером, когда все легли спать, папа налил в большую эмалированную кастрюлю воды и положил туда мои белые каратистские штаны. Включил газ, поставил этот суп на огонь и сел работать за свой компьютер. Вода в кастрюле тихонько булькала. Компьютер жужжал. Папа напевал песню про кимоно. Потом в компьютере "пошёл процесс" и папе нужно было ждать, пока он закончится, чтобы давать машине следующие команды. Он ждал-ждал, устал и решил немного полежать на диване. И незаметно уснул.
      Ночью проснулась мама и как закричит шёпотом: "Пожар!" - но её никто не услышал, потому что все крепко спали. И мама побежала на кухню. Кругом такой дым стоял, что даже видно было плохо. Но горелые тряпки, дымившиеся на дне кастрюли, мама хорошо разглядела. Она газ выключила поскорее, тряпки водой залила, а потом распахнула окна и дверь балконную. Папа же только пробормотал сквозь сон, что зима, холодно и окна надо поскорее закрыть.
      Мама утверждает, что она всем нам жизнь спасла, потому что мы могли отравиться этим дымом, ведь в нём содержится ядовитый угарный газ.
      - Счастье, что все живы. Бог с ним, с кимоно.
      - Как это "бог с ним"! - снова заревел я.
      - Есть ещё и хорошая новость, - успокаивает меня мама. - Куртку с поясом не кипятили. Они целы.
      Сообразив, что сгорели только штаны, я немного утешился. Правда, потом подумал, что в настоящей каратистской куртке и синих штанах с начёсом я буду выглядеть как-то по-дурацки. И всё равно мне придётся в строю последним стоять.
      Очень скоро мама мне новое кимоно купила - и штаны, и куртку. Папа её немного пожурил. Сказал, нужно было отдельно штаны поискать. Папа у нас бережливый. Но мама ответила, что это новое кимоно ребёнку как раз по размеру пришлось. И кипятить его не нужно будет. К счастью!
      Так я и занимаюсь теперь в некипячёном кимоно. И очень своими тренировками доволен. Ич-ни, сан-ши!

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2016