ИСТОРИИ

 

Сергей Махотин
Жучка колорадская

 

Старушка выделялась опрятностью и шляпой.
      Шляпа была с загнутыми полями, с нашитым звёздно-полосатым флагом и с металлической эмблемой орла. Я загляделся на эту шляпу, но она вдруг стала опускаться всё ниже и ниже, пока совсем не исчезла из виду.
      - Ой, с бабушкой плохо! - крикнула какая-то женщина.
      Меня оттеснили.
      Через минуту подъехала машина скорой помощи, включила сирену и опять уехала.
      Толпа начала расходиться.
      На тротуаре я увидел маленькую собачку с ошейником и поводком. Она сидела смирно и внимательно смотрела на меня.
      - Привет, Жучка! - сказал я.
      Она удивилась и склонила голову набок. Будто ждала, какую я ещё скажу глупость. Но что я ещё мог ей сказать?
      Я взял поводок и повёл собачку за собой. Она не упиралась.
      Во дворе нас встретил Юрка.
      - Это кого это ты ведёшь? - засмеялся он. - Разве это собака?
      - Конечно, собака. Очень породистая. Ты что, собак никогда не видел?
      Юрка присел перед Жучкой, потрогал ей нос, покрутил уши. Затем заявил:
      - Никакая она не породистая! Обманули тебя. Эх, со мной надо было посоветоваться! Сколько заплатил?
      - Это не моя собака, - признался я с неохотой. - Послушай, Юрка! Пусть у тебя немного поживёт, а? Ты же собак любишь.
      Юрка покачал головой:
      - У меня Пират, ты же знаешь! И мама, ты же знаешь...
      - Знаю... - вздохнул я.
      - Ты не переживай, - утешил Юрка. - Пёсик, конечно, так себе. Но хоть какая-то собака. Лучше, чем никакой.
      Я привёл Жучку домой и стал дожидаться родителей.
      Первым пришёл папа. Он оценил ситуацию и произнёс:
      - Плохи наши дела.
      - Почему? - спросил я, прикидываясь дурачком.
      - Слишком она... - Папа замялся, подбирая нужное слово. - …неказистая. Трудно будет найти веские аргументы.
      Через полчаса вернулась мама.
      - Уф, запарилась, - сказала она, опуская на пол сумку с продуктами.
      Мы с папой встали плечом к плечу, загораживая вход в комнату. Как футболисты перед штрафным ударом. Но тут Жучка сама вышла маме навстречу, села рядом с сумкой и вильнула хвостом.
      Мама молча смотрела на неё. Жучка молча смотрела на маму. Мы с папой зажмурились. Ждали, когда мама пробьёт свой штрафной удар.
      И тут Жучка совершила новый отважный поступок. Она подошла к маме и понюхала её туфлю. Потом побегала по прихожей и принесла маме в зубах сначала одну, а затем вторую тапочку.
      - Этого аргумента я не предусмотрел, - пробормотал папа.
      Мама строго поглядела на нас.
      - Сговорились? Трое на одного? - Затем взгляд её подобрел. Она присела на корточки и погладила Жучку. - Ах ты моя умница! - Она покосилась на нас. - От этих невоспитанных разве дождёшься хоть какого-нибудь внимания.
      Мы с папой благоразумно потупили головы.
      На кухне мама положила в тарелку сосиску, варёную картофелину и кусок хлеба. Мы сели обедать. Угощение для Жучки мама поставила на пол.
      Собачка сидела в дверях кухни, внимательно смотрела, как мы едим, но к сосиске не приближалась.
      - Стеснительная, - предположил я.
      - Гордая, - предположил папа.
      - Откуда она вообще взялась? - не выдержала мама. Она отложила вилку и требовательно посмотрела на папу. - Андрей?
      - Откуда она вообще взялась? - Папа удивлённо посмотрел на собачку, как будто впервые её увидел. Затем на меня. - Вадим?
      - Это чужая собака, - вздохнул я. - Я её на улице подобрал. Её хозяйку увезла скорая помощь.
      - Боже мой! - Мама всплеснула руками. - И куда её увезли? Где она живёт? Как её зовут?
      Я пожал плечами.
      - Ты задаёшь много вопросов, - сказал папа и повернулся ко мне. - Расскажи-ка всё с самого начала.
      - Да нечего рассказывать. Шёл по улице. Увидел старушку в шляпе. Потом ей сделалось плохо. Её увезли, а Жучка осталась.
      - Собаку нужно вернуть владельцу, - сказала мама. В её голосе слышалось лёгкое огорчение. - Нужно дать объявление, что нашлась потерянная собака породы... Андрей, какой она породы?
      - Она никакой породы, - ответил папа. - Просто Жучка.
      - Что за имя - Жучка! - возмутилась мама. - Ничего лучше не придумали?
      - Это не наша вина, - сказал папа. - Хотя постой-ка! - Он подошёл к собачке и отстегнул маленький ошейник. На ошейнике обнаружилась металлическая пластинка. - "Дженни", - прочитал папа. - По-английски написано. Вот скажите мне, почему собак называют по-иностранному: Дженни, Джуди, Рекс? А кошек по-русски: Васька, Мурка, Барсик?
      Собачка, склонив набок голову, внимательно слушала папу. Мне даже показалось, что она знает ответ. Но мама сказала:
      - Ты задаёшь много вопросов. Там больше ничего не написано?
      - Номер телефона.
      - Прекрасно! - обрадовалась мама. - Звони скорей.
      - Тут слишком много цифр. Наверное, межгород. Или заграница.
      - Заграница, - подтвердил я. - У старушки была такая классная шляпа! Прямо ковбойская.
      Мама задумалась.
      - За границу звонить не будем, - сказала она наконец. - Дорого и бесполезно. Хозяйка Дженни ведь здесь, а не там.
      - Да, - согласился папа, - заграница нам не поможет.
      - А кто поможет? - спросил я.
      - Скоро узнаем, - ответил он. - Сяду-ка я на телефон.
      - Только не раздави, - попросила мама.
      Папа ушёл звонить по телефону. Я доел вторую сосиску. Мама посмотрела на собачку и вдруг скомандовала:
      - Дженни! Иди поешь!
      Та звонко тявкнула в ответ. Затем подошла к стоящей на полу тарелке, понюхала и заскулила.
      - Ты подумай! - всплеснула мама руками. - Не ест наших сосисок. Чем же её кормить?
      Я встал из-за стола и подошёл к окну. Во дворе гулял Юрка со своей овчаркой. Я встал на подоконник, открыл форточку и крикнул:
      - Юрка, ты чем Пирата кормишь?
      Тот задрал голову вверх и тоже крикнул:
      - Всем! Он сейчас гречневую кашу ел. Даже мою тарелку облизал. Мыть не надо.
      - Слышала? - спросил я маму, слезая с подоконника.
      - По-моему, весь дом слышал, - сказала она. И вспомнила: - А ведь гречневая каша у нас есть. Позавчерашняя.
      Мама открыла холодильник, вынула кастрюлю и выскребла в тарелку остатки холодной каши. Затем поставила тарелку на пол рядом с Жучкой:
      - Ешь, Дженни!
      Собачка понюхала кашу, облизнулась и в две минуты вылизала всю тарелку.
      Мы с мамой зааплодировали.
      На кухню вернулся папа.
      - Ни за что не угадаете, с кем я сейчас разговаривал! - похвастался он. - С секретарём американского консульства!
      Мы снова зааплодировали. Папа раскланялся.
      - И что он тебе сказал? - спросила мама.
      - Что действительно американская туристка отстала сегодня от группы. Заблудилась. С ней случился лёгкий обморок. Её отвезли в больницу, но скоро выписали. И теперь она в гостинице "Москва" и очень переживает о своей пропавшей собаке, просто жить без неё не может. Секретарь очень обрадовался, что Жучка нашлась, и высылает за нами консульский автомобиль.
      - Боже мой! - воскликнула мама. - Мне совершенно нечего надеть! - и побежала переодеваться.
      Через полчаса приехала машина. Юрка, открыв рот, смотрел, как мы садимся в чёрный "мерседес". Пират гавкнул. Я помахал им рукой.
      По дороге секретарь рассказал, что туристку зовут миссис Хьюз. Что она очень богата. И что мы можем просить её о награде за спасение любимого пёсика.
      Швейцар у входа в гостиницу, увидев собаку, хотел было нас остановить. Но мама сделала такое надменное лицо, что тот отступил и поклонился. Мы с папой многозначительно переглянулись.
      Секретарь повёл нас к лифту. Мы поднялись на десятый этаж. Секретарь постучал в дверь номера.
      Миссис Хьюз сидела в кресле и взволнованно говорила по телефону. Жучка радостно залаяла. Старушка уронила трубку на ковёр, вскочила на ноги, как резвая девчонка, и бросилась целовать драгоценную собачку.
      Секретарь сказал ей что-то по-английски.
      И тогда старушка наконец заметила нас. Она подбежала к маме, затем к папе, затем ко мне и долго-долго трясла нам руки. Ладонь у неё оказалась жёсткой и сильной. Она внимательно посмотрела на маму и что-то спросила.
      - Миссис Хьюз интересуется, кормили вы Дженни или она до сих пор голодная? - перевёл секретарь.
      - Дженни ела гречневую кашу, - ответила мама.
      Миссис Хьюз изумилась. Сама она в жизни не ела гречневой каши. А жучка - тем более. Старушка взяла записную книжку и попросила продиктовать рецепт.
      Мама тоже удивилась такому незнанию. Медленно, чтобы секретарь успевал переводить, а старушка записывать, мама сообщила:
      - Знаете, моя дорогая, никогда не вываливайте в кастрюлю гречку прямо из пакета. Непременно обжарьте. На чём угодно - на чугунной сковороде, на противне. И лучше в духовке, чем на конфорке. Совсем немного, несколько минут. Ну а варить совсем просто. Не забудьте на стакан крупы добавить полчайной ложки соли. Каша тогда будет рассыпчатой...
      Миссис Хьюз старательно всё записывала, время от времени восклицая: "О, йес!" или "Фантастик!".
      Затем она начала рассказывать маме, как её старая кухарка готовит пирог с авокадо. Секретарь терпеливо переводил, украдкой поглядывая на часы.
      Я заметил на столике перед зеркалом ковбойскую шляпу. Мне ужасно захотелось её примерить. Я даже представил, как все ахнули бы, если б я надел её и пришёл в школу. Но мои мысли прервал секретарь. Он извинился, что дела требуют его присутствия в консульстве, и, кивнув на нас, сказал что-то старушке. Та засуетилась и вынула из сумочки несколько стодолларовых бумажек. Лицо её сделалось виноватым, когда она протянула деньги маме.
      - О нет! - воскликнула мама в ужасе.
      - О ноу! - воскликнул папа. Почему-то по-английски.
      - Ни за что! - вставил и я своё веское слово.
      Тогда старушка шепнула что-то собачке. Дженни села на ковер и тявкнула, будто приглашая всех поздороваться. Или попрощаться.
      Мы по очереди пожали её тщедушную лапку. Мама и миссис Хьюз обменялись адресами.
      Домой мы возвращались пешком.
      - Какая милая женщина! - говорили мама. - Гречневой каши никогда не ела, бедняжка! А этот твой секретарь чуть всё не испортил.
      - Никакой он не мой, - возражал папа. - Человек просто делал свою работу.
      - Вымогать деньги за живое существо - это ты называешь делать свою работу?
      - Ну он же не себе, а нам хотел помочь. Мы нашли Жучку. За это полагается вознаграждение. Может, у них так принято.
      - Не Жучку, а Дженни.
      - Всё-таки Жучка как-то к ней больше подходит. Ну какая она Дженни? Жучка и есть.
      - Нет, каково! - по-прежнему горячилась мама. - Для миссис Хьюз Дженни как родная. Какие тут могут быть деньги! У тебя, кстати, когда зарплата?
      - Через неделю обещали... - неуверенно произнёс папа.
      Мама вздохнула.
      А через месяц к нам пришла посылка. Из Америки. Из штата Колорадо.
      В посылке лежала настоящая ковбойская шляпа и письмо с фотографией. На лужайке перед домом с колоннами была снята большая семья. В центре сидела миссис Хьюз с собачкой.
      Я взял англо-русский словарь и перевёл письмо.
      "Милая Ирина, - писала миссис Хьюз. - Дни, проведённые в России, незабываемы. Полюбуйся на моих сыновей Тома и Дугласа и на моих внуков Рикки, Микки, Викки и Чакки. Посылаю шляпу для твоего сына. Джейн машет вам лапкой. Она отказывается от собачьих консервов и требует варить ей гречневую кашу по твоему рецепту. Приезжайте в Колорадо на Рождество. Буду счастлива вас повидать".
      - На Рождество, пожалуй, не получится, - задумчиво произнесла мама.
      - На Рождество мы в Пупышево поедем, - ободрил её папа. - Мой друг Толстиков там дачу построил с печкой.
      Я примерил шляпу. Она оказалась чуть великовата, но всё равно здорово смотрелась. Сразу захотелось выхватить кольт и ввязаться в перестрелку.
      - Я знаете о чём подумал, - сказал папа. - Это в Америке собачку Дженни зовут. А по-русски Дженни кто? Правильно, Жучка! Ну так что, едем в Пупышево?
      - О'кей! - кивнул я и поправил пальцем сползающую на лоб шляпу.
      - А хочешь, - сказал маме папа, - я с завтрашнего дня буду тебе сам тапочки приносить? Лучше всякой Жучки.
      - Хочу, - ответила мама и наконец улыбнулась. - Ну ладно, пошли обедать.
      - А на второе у нас что? - спросил я.
      - Сосиски.
      - А с чем? - спросил папа.
      Мама выдержала паузу, хитро прищурилась и объявила:
      - С гречневой кашей!

 

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2016