ДЕТСКИЕ КНИЖКИ

 

Юрий Нечипоренко
Конец библиотеки
(из книги "Смеяться и свистеть")

 

У крыльца библиотеки росло тутовое дерево. Мы называли его "а-тю-ти-на". Это слово смачное, состоящее из мелких слогов-бусинок, передавало ощущение вкуса. Когда положишь пухлую ягоду в рот, зажмуришь глаза, - она вспыхнет соком на языке. Вообще это дерево очень странное. Во-первых, непонятно, что за плоды оно даёт, потому что они не круглые, как вишни, не вытянутые, как сливы, и не раздвоенные, с мягкой выемкой - как абрикосы. Больше всего они напоминают ягоды малины или морошки, но ягоды растут внизу, в траве, в мелких кустиках - а здесь огромное дерево их на такую высоту занесло, что никак нельзя было достать, если не влезть наверх.
      Ягоды эти похожи на кисть винограда, только очень маленькую, миниатюрную кисть. Если наешься их - весь рот и руки становятся чёрными... И когда ягоды, упитанные чёрным соком, падают с высоты, то разбиваются о камни и оставляют следы, похожие на тёмных гусениц. Долго потом на крыльце библиотеки сохраняются чёрные крючки, тире и запятые - словно слова древних текстов, написанные нашими древними предками на скалах и в пещерах.
      Камни крыльца - шершавые, ласковые. Приятно на них сидеть летом, разглядывая картинки в книгах. Здесь можно встретиться со знакомыми, поглядеть, какие книги они принесли, что взяли. Слазить на дерево, угоститься ягодами, написать во рту новые слова вкусными красками...
      Потом библиотеку решили перенести из старого деревянного здания в новое каменное. Долго стоял заколоченным, с закрытыми ставнями, дом этот - у высокого дерева, полного ягод. А мы, проходя мимо, пускали слюнки - вот бы туда попасть!
      Но на какое-то время книжки ушли - их вытеснил футбол, взрывпакеты, самопал, велосипед - у человека бывают этапы в жизни, когда ему не до книг...

      Потом книги снова вернулись, но уже не сказки, а приключенческие романы, в которых жизнь по накалу страстей была сравнима с нашей: дуэли, клады, порох, пираты... Мы начали меняться книгами: Фенимора Купера - на Марка Твена, "Копи царя Соломона" - на "Бравого солдата Швейка", "Королеву Марго" на "Собаку Баскервилей"... И вот тогда всплыла эта история про детскую библиотеку, в которой почему-то после переезда нечего было взять почитать. Теперь библиотека помещалась на первом этаже в заурядном блочном доме и никакой атютины под окном уже не росло.
      Петька как-то рассказал, почему детская библиотека стала неинтересной. Рассказ этот стал потом одним из излюбленных в нашей компании, превратился в устойчивую легенду. Мы слушали его, затаив дыхание, как, верно, наши предки внимали легенде об Атлантиде.
      Обычно Петька рассказывал эту историю вечером, когда прочие развлечения были уже исчерпаны: играть в футбол и стрелять из воздушной винтовки было уже темно, гулять по городу - поздно. Он вскидывал свой длинный, с боевым шрамом посредине, нос (по его версии, нос чуть не откромсало свалившееся из окна второго этажа стекло - но я-то думаю, что он сам его совал куда не следует). Так вот, восторженно хлюпая этим перерезанным напополам и вновь отросшим, как хвост у ящерицы, носом, Петька говорил, что есть такое место, куда он спрятал с приятелями ящик книг - и все отборные, высшего сорта: "Похитители бриллиантов", "Двадцать лет спустя", "Копи царя Соломона"... Эти книги они стырили из детской библиотеки - и поэтому боялись приносить домой. Они, если верить Петьке, припрятали ящик с книгами на чердаке могучего сарая, который, как туша огромного динозавра, возвышался посреди нашего двора.

      Дело было так: перед перевозкой книг из старого здания в новое образовалась неясная пауза: в старом месте книги стояли, но их никому уже не выдавали, а в новом их ещё не было - и поэтому их тоже никому не выдавали. Какие-то нетерпеливые любители литературы, которые дня не могли прожить без книг, решили проникнуть в библиотеку и взять на своё усмотрение, не тревожа библиотекарей, книги на дом. Решили они это вечером, и так как им здорово приспичило, влезли через окно. Выбрали самые лучшие книги и взяли немного - но за ними в отворённое окно пошли уже читатели "широкого профиля". Пронёсся слух, что в библиотеке есть много бумаги, которая может быть полезна в домашнем обиходе. К библиотеке потянулись жители соседних домов, которые уже не смотрели на названия, а брали всё подряд: от скучных журналов до Жюля Верна.
      Тогда-то Петька, прослышав о таком позоре для любимого Жюля Верна, которого равняли с газетой, тоже ринулся в библиотеку, чтобы спасти от невежества лучшие тома из серий "Библиотека приключений" и "Научная фантастика", - и таких томов набралось с пару десятков. Когда он штудировал при свете карманного фонаря полки, подъехали на подводах жители окраин, - и несколько серьёзных мужиков начали сгребать в мешки всё то, что не взяли прихотливые любители чтива. Так за два вечера вся наличность библиотеки была выдана без волокиты, без заполнения формуляров и карточек учёта.

      Петька с дружками решил, что могут возникнуть вопросы у родителей: откуда столько книг с библиотечными штампами появилось дома? Да и милиция могла заинтересоваться любителями приключенческой литературы - так что книги были забиты в ящик и припрятаны до лучших времён на чердаке. Однако то ли кто-то нарушил обещание в одиночку не трогать этого клада, то ли сам хитрый Петька втихую перепрятал сокровище в лучшее место - в общем, из его рассказа следовало, что книги где-то потерялись.
      Эта посылка с отборными книгами, застрявшими на полпути от библиотеки к читателю, бередила душу, - я сглатывал слюнки, а Петька смеялся громко и утробно, наблюдая за моими рефлексами - как физиолог Павлов за своей собакой. Он ржал громко и тыкал в меня пальцем:
      - Попробуй, поищи!
      Ему доставляло удовольствие рассказывать одну и ту же байку - и наблюдать волнение младших. Втайне от друзей я лазил на чердак и тщательно перебирал всё барахло, скопившееся там за десятки лет: старые перины, сломанные люстры, десятки пар древней обуви и дырявые кастрюли, - в общем, всю рухлядь - в поисках желанных "Копей царя Соломона", "Секретного фарватера" и "Королевы Марго"!
      Но сокровища там не находилось, и каждый раз, обессилев от борьбы с пылью, я давал себе зарок больше не верить Петькиным вракам, - чтобы после очередного его рассказа опять лезть на чердак и искать в пыли "Копи царя Соломона"…

 

Художник Капыч

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2012