В РИФМУ!

 

Мария Ушенина
Трикотажное лето

 

Купание

Вода стремительно неслась
с фырчанием из крана,
под шапкой пенной
в ванне белой
вливаясь в океаны.
На дне сокровища лежат,
над ними рыбищи кружат…
Щекотно пеною шурша,
к ним погружаюсь плавно.
Смотри, я – храбрый капитан;
летучий и густой туман
сдвигаю здесь, сдуваю там
и рою в нём каналы.
И стала пена – берега,
меж берегов стоит река.
Волную воду: я – рыбак!
где окунь с окуницей?
Смотрю, не пена – облака!
Я их держу в своих руках,
мну белоснежные бока
и в них ныряю птицей.



Где живёт ветер?

Ветер пел и бойко нёс
дробный стук стальных колёс,
звон трамвайный, чайки крик,
толкача причальный рык;

лай собаки, зычный хохот,
шорох шин и быстрый топот,
городских курантов бой… –
нёс полгорода домой.

За лесами, за полями,
за солёными морями,
где до неба кедры –
там гнездятся ветры.



Трикотажное лето

Я в карман укладывал
важные предметы –
разные истории
собирал про лето.

Трикотажный мой карман
всё вместил удачно:
в нём найдётся береста,
старый ключ от дачи,

пух рогозы и камыш,
горсть песка речного;
гриб, который грызла мышь,
из газеты слово;

шерсти клок и длинный ус
бежевого цвета –
потеряли их в бою
три кота-соседа.

Камень с дырочкой сквозной –
в складках, словно мятый,
и округлый, как яйцо, –
я в карман припрятал.

Речку пробовал налить –
вытекла обратно.
Буду без неё дарить
лето из кармана.



Полнолуние

Луна круглеет,
луна добреет;
от ночи к ночи
луна толстее
и сдобой пахнет –
творожно, сладко.

Воды согреем
и бросим в чайник
лиловый клевер,
душицу, мяту.

Поахав дружно,
как близко небо,
как быстро в рост всё
пошло на грядках, –

притихнем разом.
Присядем рядом
и молча тянем
напиток пряный
из кружки мятой –

вприкуску с хлебом,
с луной вприглядку.



Август

Всё ярчает:
листья, ягоды,
снегири;
гулко стукают
оземь
и шелестят в траве
яблоки;
Васьки, Муси
тучнеют,
чернеют
рябые скворцы, –
приближается осень.
Возвращаемся
в город мы.

Рядом с городом
туча крутится,
гром бормочет
невдалеке,
а мне в рокоте
грозном чудится –
лук катают
на чердаке.



Первый снег

Туча боком серым
села на трубу
и горстями сеет
снежную крупу.

Скачут по тропинкам,
щёлкают в окно
белые крупинки,
снежное пшено.

Наловили мы пшена
в чашки-плошки наши,
чтобы к завтраку сварить
снежной белой каши.

А в квартире жаркой
смотрим: вот так да! –
на пол побежала
снежная вода.



Море Макаронное

Я давно хотел проверить,
что в шкафу припрятали:
леденцы за этой дверью
или, может, пряники?

Дотянулся, ухватился,
поволок всё волоком –
повалилось на пол с полок
что-то с громким шорохом:

вермишель, ракушки,
звёздочки, спагетти –
словно море пряталось
до поры в пакете.

Бережно перебираю
хрусткое, огромное –
ты послушай, как гремит
море Макаронное!



Железнодорожное


Путеукладчик

– На станции…
– Космической?
– На станции…
– Спасательной?
– На станции, к которой
Приходят поезда,
Я видел кран огромный:
Сквозь арки на платформах
Он рельсы нёс
И шпалы нёс,
Над насыпью тянул свой нос,
Шипел и грохотал.
Скрипел и гулко охал,
Как старый ткацкий стан:
Не грузчиком работал,
А – нить за нитью – ткал.
Ткал полотно надёжное,
Железное,
Дорожное.



Голоса

У каждой птицы голос свой,
Не спутаешь скворца с совой.

И поездов отлично
На слух видны отличия.

Гул и скрежет, дом трясётся –
Грузовой состав несётся.

Мерный стук, лёгкий скрип,
Звук наплыл и тут же стих –
Скорый поезд пассажиров
Мчит в объятиях своих.

Тарахтенье тепловоза,
Электрички пение –
Ясно слышен каждый голос
В лязге и сипении.



Друзья

Грузов и людей немалое количество
Днём и ночью неустанно перевозят,
Пьют пантографом живое электричество
И гудят, гудят электровозы.

Но порой

Словно зверь незримый вздохнёт,
Словно слон призывно взревёт

И среди гуденья электрического
Вдруг забьётся сердце механическое;

Задымит копчёною трубой
Хмурый тепловоз, знакомый мой.

И когда тепловоз появляется,
Всё внутри меня улыбается.


Пантограф – токоприёмник для обеспечения надёжного соединения электровоза с контактным проводом электросети.



Семафоры

Мимо нас идут составы:
Поезд слева, поезд справа.
Семафоры мощные –
Верные помощники.
Красный: стой!
Зелёный: двигай!
Белый – путь рабочему.
Для уставших очень – синий.
Днём видны и ночью.



Путеизмерительный вагон

Вдоль перрона
Чуть качаясь,
Не касаясь рельс,
Шёл космический корабль
В межпланетный рейс.

Кадки у окна стоят,
В кадках фикусы сидят –
Словно дом вдали от дома,
Путешествующий сад.

Люди в белом за стеклом
Наклонились над столом:
Изучают длинные
Схемы свитковидные,
Измеряют графики
И сверяют с трафиком.

Свищет ветер солнечный
Вдоль бортов:
К странствиям заоблачным
Ты готов?

 

 

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2017